Печать

Владислав Лебедько

 

Культурно-информационная матрица личности в контексте Западной традиции.

 

Картина мира большинства современных людей фрагментарна, мозаична и оторвана от своих культурных и традиционных корней. Вследствие этого те люди, которые пытаются найти смысл жизни, Истину, встать на путь духовного поиска, легко попадают в ловушку модных «учений» и «систем», основатели которых, сами далекие и от мистических и от гностических и от мировоззренческих корней, спекулируя фрагментами сакральных методологий, ведут свою «паству» из плена одних иллюзий и стереотипов в плен других стереотипов, убеждений и иллюзий, проходя мимо хоть сколько-нибудь близкого контакта с Реальностью, зачастую из-за бескультурья и элементарных пробелов в философии, теологии, истории культуры и неумения обращаться с осмыслением мистического опыта, и неграмотной работой с собственным восприятием. Следствие – «изобретение велосипедов» в области так называемой эзотерики.

Чтобы читатель мог понять механизмы подобных ошибок и, сколько возможно, уберечься от некачественного опыта, а также получил направление для возможного приложения усилий, и написан данный очерк.

 

В каждом человеке, как неотъемлемой части всего человечества, потенциально содержится совокупность всех человеческих отношений. При этом определенные отношения к отдельным людям или группам людей чаще проявляются во внимании (как через реальные контакты, так и через контакты внутренние — воспоминания, внутренние диалоги и т.п.). Часть таких отношений осознается, большая же часть остается неким неосознанным фоном.

Систему отношений, которая формирует некий каркас во внутреннем мире человека, можно назвать культурно-информационной матрицей его личности. Это могут быть отношения к реальным и идеальным людям (идолам, богам, персонажам, фетишам, живым или давно умершим), олицетворяющим целый культурно-информационный слой — совокупность людей, имеющих общие идеалы и ценности. Во внешнем окружении человека — его референтной группе — все это отражается напрямую, — для него имеют значимость люди, представляющие тот же культурно-информационный мир. При этом частота и длительность внешних контактов еще ни о чем не говорит. Так, например, родители, которых человек видит ежедневно по несколько часов, могут не иметь для него большой значимости и находиться на периферии его внимания, в центре же внимания, к примеру, находится некая иная фигура, иногда даже не осознанная с которой человек этот реально контактирует лишь несколько минут в неделю или же контактирует исключительно в своем внутренним мире, в то время как эта фигура реально не присутствует (умер, находится далеко, является историческим или литературным персонажем).

Иными словами, существует достаточно жесткая «система», которая держит человека в зависимости от определенной картины мира и т.п. Пока не разработана какая-то специальная типология культурно-информационных миров, хотя попытки в этом направлении делались.

Важно понимать, что переход к новому жизненному сюжету, картине мира, излечение от болезни или освобождение от проблематики без выхода человека из привычного ему культурно-информационного мира невозможно. Внутренне этот выход сопровождается преображением личности, внешне следствием будет изменение поведения, изменение круга знакомых людей и отношений к близким людям. Выход в другой культурно-информационный мир крайне сложен, так как старый мир необычайно крепко «держит» человека большим количеством взаимосвязей и отношений.

Одним из ключей осознания и преображения своей личности является метод «пересмотра» своего культурно-информационного мира, завершение в нем «незавершенных гештальтов» и выведение в доминанту качественно новых отношений с новыми людьми и качественно нового уровня отношений с прежним окружением.

Краткое описание практики пересмотра культурно-информационного мира: делается список, где по степени частоты контактов (реальных и мысленных) располагаются люди, проявляющиеся во внешнем мире человека и отраженные в его внутреннем мире.

Список делается не за один день, а за достаточно долгий период времени. В него входят все новые и новые (забытые и вновь осознанные) люди и категории людей, осознаются все новые и новые уровни и порядок значимости их. Если поначалу человек вспоминает десяток–другой значимых людей, то по мере развития самосознания в его культурно-информационный мир начинают входить такие категории людей, как, например, бывшие одноклассники, соседи, дальние родственники, прохожие, пассажиры, девушки, юноши, старики. Эти категории все более дифференцируются, и ко всем этим людям и категориям осознается определенное отношение. Иногда, таким образом, абсолютно неожиданно проявляются вытесненные конфликты, резкая неприязнь и, наоборот, привязанность.

Личность обогащается. В идеале дело доходит до того, что человек начинает осознавать свою сопричастность всему человечеству (конечно, не лично каждому человеку, а хотя бы некому социальному слою, ярким представителям социальных слоев, идолам, богам, персонажам книг и фильмов, политическим и религиозным деятелям и группировкам, деятелям науки и культуры, историческим героям... Далее это дифференцируется насколько возможно). Человек начинает себя осознавать как сложную совокупность бесчисленных отношений.

В дальнейшем осознается качество отношений к каждому человеку или группе людей:

–        частота реальных и мысленных контактов,

–        эмоциональное отношение, начиная от простейшего: удовлетворенность/неудовлетворенность, вплоть до осознания тонких эмоциональных нюансов по отношению к данному человеку/категории людей,

–        определяется важность и значимость данного человека/категории людей,

–        степень привязанности или конфликтности и многие другие факторы.

К этому моменту КИМ человека становится очень многоуровневым и многосвязным. Часть связей и отношений к некоторым людям/категории людей оказывается достаточно гибкими и свободными, другая же часть отношений определяется более жесткими связями, которые и определяют доминанту внутреннего мира личности.

Интересно, что при подробнейшем анализе в культурно-информационной матрице каждого человека, так или иначе, войдут почти все категории людей, но у каждого будет свой порядок приоритетов, своя палитра эмоциональных отношений и свои жесткие связи. Люди с похожей структурой КИМЛ принадлежат к одному «культурно-информационному миру».

Именно жесткие связи в полученной схеме представляют нам картину культурно-информационного мира. С этими отношениями и строится преобразующая работа с помощью различных техник (гештальт-терапии, медитативный пересмотр, ситуативный тренинг, ролевая игра и т.п.), в результате которой завершаются незавершенные гештальты, прорабатываются конфликты и привязанности.

На основании такой работы появляется платформа для возникновения совершенно новой структуры личности (перехода в новый, более высокоорганизованный культурно-информационный мир).

 

 

Представим еще один срез подхода к понятию КИМЛ и работе с ней:

 

Те обстоятельства и предпосылки для формирования сценарных сюжетов и сюжетных линий, которые складывались в процессе рождения, воспитания и становления личности данного человека образуют некую матрицу, которую можно назвать культурно-информационной матрицей личности (КИМЛ). В свою очередь КИМЛ вписана в культурно-информационную матрицу семьи, рода, этноса, человечества, то есть в те обстоятельства и предпосылки, по которым развиваются общечеловеческие сюжеты данной эпохи. Корнями вся эта конструкция уходит «вглубь времен и пространств»... Личный сюжет каждого человека это одна из проекций общечеловеческого сюжета, и опирается личный сюжет, прежде всего, на базис той культуры, в которой данный человек живет.

КИМЛ можно описывать разными языками и с различных точек зрения. В любом психотерапевтическом направлении и в любой традиционной системе самопознания существуют термины для обозначения механизмов, обуславливающих восприятие и поведение человека. Для человека, начавшего сознательное развитие, важно научиться эти механизмы в своей жизни осознавать и с ними разотождествляться.

Лично мне удобны три модели, которые дают описание КИМЛ с разных сторон. Первая – это модель механизмов защиты (проекции, интроекции, ретрофлексии и слияния), подробно описанные в гештальттерапии[1]. Вторая – модель сценарного аппарата, разработанная в русле транзактного анализа (сценарные процессы, приказания и решения, контрприказы, драйверы, система рэкета, игнорирование)[2]. Третья – это модель личности, как совокупности отношений. При этом внутренний мир рассматривается, как состоящий «из людей и отношений к ним», - то есть, спроецированный, с определенными искажениями, внешний мир (или наоборот – смотря с какой стороны смотреть и где искать причину, а где следствие). Жесткие связи в этих отношениях представляют собой каркас КИМЛ, если ее рассматривать в плоскости людей и отношений.

Итак, КИМЛ обуславливает сюжеты и сюжетные линии, а те, в свою очередь, подкрепляют КИМЛ и со временем делают ее влияние все более и более жестким.

 

Повторю достаточно важный для дальнейшего понимания тезис: Культурно-информационная матрица личности вписана в культурно-информационную матрицу семьи, рода, этноса, человечества, то есть в те обстоятельства и предпосылки, по которым развиваются общечеловеческие сюжеты данной эпохи. Таким образом, личный сюжет каждого человека это одна из проекций общечеловеческого сюжета, и опирается личный сюжет, прежде всего, на базис той культуры, в которой данный человек живет.

Вариации общечеловеческих сюжетов запечатлены в произведениях культуры. Более древние из них составляют основу мифов и сказок. Но, идет время и с каждым новым поколением общечеловеческие сюжеты усложняются и обогащаются. В кристаллизованном виде они представлены в тех произведениях культуры, которые признаны классическими (они потому и признаны классическими, что в них угадывается некая общечеловеческая проблематика). Понятно, что, с одной стороны, такой культуральный пласт в сознании является как бы дополнительной (и все возрастающей с течением времени) преградой на пути движения осознания к своим глубинам (архетипам и чистому «я») – как бы мы не хотели сделать вид, что его нет (чем, кстати грешат многие эзотерики, пытающиеся сразу, минуя этот пласт, добраться до «сути вещей» и используя для этого те же способы, что и, например, древние йоги или адепты иных древних Традиций, - забывая о том, что у древнего йога культуральный пласт сознания был неизмеримо «тоньше» и ему не требовалось специальных усилий для прохода через этот пласт), он будет тянуться хвостом. С другой стороны, именно наличие этого пласта дает возможность каждому человеку пройти все более уникальную и неповторимую траекторию развития, так как вариаций и развилок все больше и больше с течением времени. И каждый человек, проходящий действительно уникальным путем (читай - Путем индивидуализации), тем самым вносит свой вклад в общечеловеческую копилку, создавая еще больший спектр возможностей для последующих поколений. Иными словами, жить становится все сложней, но интересней. Так что, являясь дополнительной нагрузкой, культуральный пласт сознания увеличивает негэнтропию, что собственно и дает необходимые условия для развития. (Существуют, конечно, и методы стирания и индивидуальных и культуральных различий, но это путь увеличения энтропии, упрощения и, в конечном итоге, деградации. Таким путем можно, наверное, добраться до Целого, раствориться в нем и уснуть навеки).

 

Далее я предлагаю еще один магический метод преображения КИМЛ, через непосредственное переживание - осознание принадлежности своей личности к культурно-информационному контексту, отражающему исторический, культурный и мировоззренческий пласт человечества, называемый во многих философских, психологических и религиозных источниках[3] Западной Традицией. Иными словами это процедура связи личности со своими историческими и традиционными корнями.

Западная Традиция представлена в историческом процессе личностями, внесшими в нее свой мистический, гностический, философский или преобразующий вклад. В этот ряд входят такие представители Традиции (в целях компактности работы я вынужден ограничиваться 25-30 фигурами) как Гермес Трисмегист, Зароастр, Пифагор, Сократ, Платон, Аристотель, Ветхозаветные Пророки, центральная фигура Традиции – Иисус Христос, затем древнехристианские мистики, Ориген, Дионисий Ареопагит, Плотин, св.Августин, отшельники – Отцы Восточной Церкви, затем Фома Аквинский, Мейстер Экхарт, Николай Кузанский, Франциск Асизский, мистики, философы и алхимики эпохи Возрождения, затем такие личности, как Декарт, Кант, Гегель, экзистенциалисты, представители оккультизма, Кабалы и Алхимии и Герметизма (Папюс, Элифас Леви, Филипп Лионский), далее Анри Бергсон, Карл Юнг, Рудольф Штайнер, теософы, Рене Генон, Тейяр де Шарден... С другой стороны идут (и пересекаются с вышеназванными) фигуры, персонифицирующие русскую ветвь Традиции, начиная от волхвов и первых деятелей христианской Руси, далее русские православные философы (Соловьев, Бердяев, Флоренский и др.), русские космисты (Циолковский, Вернадский, Чижевский и др...), русские герметисты конца 19- начала 20 века (Шмаков, Мебес, Томберг и др.), мистики (Гурджиев и др.), ученые (Ухтомский, Гумилев и др), философы (Лосев, Мамардашвили, Налимов)...

Процедура состоит в персонификации этих фигур, соединение их в линию Традиции, объяснение качественного вклада в Традицию каждого из них и, далее, некое Таинство, предполагающее непосредственное переживание и осознание данного контекста лично в себе (имеются в виду все участники процесса). Процедура занимает 2-3 часа и требует участия 25-30 человек.



[1] См. например, Ф.Перлз и др. «Практикум по гештальттерапии»

[2] Подробное изложение этих механизмов есть в книге Стюарт и Джоинс «Современный Транзактный Анализ»

[3] см. например В.Томберг «Путешествие к истокам христианского герметизма. Медитации на Таро» София 1997.

 


Персональный сайт Владислава Лебедько: http://www.lebedko.su/ 
магические театры, психология, психотерапия, культурология, литература... 
 
Просмотров: 3477