Печать

Лебедько Владислав 

О Слове, которое было в Начале.

(Драма в 3-х Действиях)

«Слова, слова, слова...»

Вильям Шекспир «Гамлет»

«Идея Бытия, к которому мы имеем доступ только через язык, у Хайдеггера просматривается совершенно очевидно, идея языка, который не во власти человека, потому что не человек думает на каком-то языке, но язык мыслит себя в человеке. И именно плетения языка передают особые отношения человека с Бытием»

Умберто Эко «Отсутствующая структура: введение в семиологию»

«- Сосуд для перегонки стоит без дела, - повторил он, - и колбы покрыты слоем пыли. Чем я только не пользовался на своем долгом веку; сейчас я обхожусь без них.
- Чем же ты пользуешься сейчас? – с напускным смирением спросил вошедший.
- Тем же, чем пользовался Всевышний, создавший небеса и землю, и невидимый Рай, в котором мы обитаем и который сокрыт от нас первородным грехом. Я имею в виду Слово...»

Хорхе Луис Борхес «Роза Парацельса»

Действующие Лица:

Бог

Мистик

Философ

Das Man (Любопытный)

Действие первое.

Мистик в пустой комнате. Он погружен в глубокое созерцание. Внезапно, в комнате возникает вихрь, в котором проявляется то безликий, то многоликий Бог.

Бог: Хочешь задать Мне вопросы? Задавай - Я охотно отвечу на любой.

Мистик (Вначале растерявшись от неожиданности, но взяв себя в руки): Хочу! Ты и есть Бог?

Бог: Да.

Мистик: Какова Твоя природа? Я часто задавался вопросом, что же есть Бог, но внятного ответа никогда не получал.

Бог: Изволь, вот тебе абсолютно внятный ответ: Я - Слово. В самом буквальном и банальном смысле - просто Слово. Слово, которое звучит так - Бог.

Мистик: Просто слово?

Бог: Да, совершенно просто - Слово.

Мистик: И ничего больше?

Бог: Ничего. Только больше ничего и быть не может.

Мистик: Как это? Ну да, как у Иоанна – «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было – Бог»...

Бог: Хочешь узнать всю эту историю?

Мистик (горячо): Конечно!

Бог: Взгляни на эту Библиотеку. (Стены комнаты растворяются и во все стороны тянутся бескрайние стеллажи с книгами на различных языках) Тут собраны все книги, которые когда-либо были написаны рукой человека. В подавляющем большинстве из них Слово Бог упоминается неоднократно. Более того - интерпретируется - самыми разными способами. У Меня огромное количество толкований. Огромное, но не бесконечное.

Мистик: Значит и Ты Сам не бесконечен?

Бог: Нет, не бесконечен, хотя необозрим. Ни один человеческий ум не может вместить всех интерпретаций Слова Бог и, тем более, принять их равноправность и равновероятность. К тому же, Я все время расту, ибо ежедневно количество толкований увеличивается. В этом, собственно, и состоит основная задача человека - преумножать Меня, проявляя из небытия.

Мистик: Значит, когда-то Тебя не было?

Бог: Конечно. Я появился, когда появилось само Слово - Бог. Впрочем, и любые другие синонимы Слова.

Мистик: Значит Ты создан человеком?

Бог: Я проявляюсь людьми из того, что неназываемо. Вначале Я был однозначен, теперь же - необычайно многолик, ибо у каждого человека своя череда ассоциаций и чувств, связанных со Мной. Некоторые люди называют Мной удивительно сложные конструкции ассоциаций и переживаний, другие - очень простые, одни - предельно абстрактные, другие - совершенно конкретные, например, похожие на человека. Я - совокупность всех этих образов и переживаний. Физик назвал бы эту совокупность - суперпозицией...

Мистик: Если ты проявляешься человеком, то кто же создал человека?

Бог: Об этом бессмысленно говорить. Какое бы слово Я сейчас не назвал, ты непременно соотнесешь его со Мной, а значит, присвоишь ему образ и переживание.

Мистик: Гм...

Бог: Я объясню это тебе языком философии. Тебе известна связь между тем, что называют «означающим» и «означаемым». На языке философии «означающее» - это слово - определенный звукоряд, а «означаемое» - образ или череда образов, всплывающие в сознании, при произнесении «означающего». Но это определение довольно однобоко. Я бы расширил его так: «означаемое» это вся совокупность переживаний, которую испытывает человек, при произнесении «означающего». Это и образы, и чувства, и ассоциации, и ощущения, и то, что люди называют сверхчувственными переживаниями. Так вот: Я - это совокупность, суперпозиция всех означаемых Слова Бог, когда либо существовавших в сознании людей. Совокупность всех переживаний, которые этим Словом называются. Еще раз повторю, что вы проявляете Меня из небытия, тем самым высветляя это самое небытие, умножая Мое присутствие в мире. А о том, что создало мир и человека, говорить некорректно, потому что любое слово, будь это Ничто или Пустота - неизбежно вызовет у тебя целый спектр «означаемых» - пусть даже и предельно абстрактных.

Мистик: Но ведь некоторые утверждают, что ты - вообще ВСЕ.

Бог: Этому слову в мозгу человека соответствует ограниченное число означаемых. Вовсе не потенциальное ВСЕ. Даже некоторые мистики, которым Я обязан необозримым Моим масштабом, в своих озарениях были ограничены неким пределом, хотя субъективно и переживали то, что можно назвать безграничностью.

Мистик (удивлённо): А ты, значит, только фантазм? Ты не существуешь объективно? Вне сознания человека?

Бог: Напротив, Я как раз и есть самое, что ни на есть объективное, ибо вмещаю в Себя весь предметный мир и еще огромное число его интерпретаций. Только в сознании каждого человека Я проявляюсь лишь какой-то Своей гранью.

Мистик: Но ты же говорил вначале, что ты - просто слово...

Бог: Да, все очень банально. Я - просто Слово. Слово - Бог.

Мистик: И в то же время все означаемые, которые с этим словом связаны.

Бог: Верно.

Мистик: У меня это не укладывается...

Бог: Это ни у кого уложиться не может. До того все просто...

Мистик: Почему я удостоился чести говорить с тобой?

Бог: Много лет ты жадно хотел этого. Твое желание стало столь сильным, что Я отозвался. Но на сегодня довольно...

(Сильный вихрь, который постепенно растворяется: снова пустая комната. Мистик распростерт на полу. Долгое время он остается неподвижен.)

Действие второе.

На следующий день. Комната в доме Философа. Кресла и большой шкаф с книгами. Мистик только что рассказал Философу о своей беседе с Богом. Из кухни выходит Das Man – в руках его бутылка пива и пакетик с кальмарами.

Философ: Когда тебе в видении явился Бог, то Он явился не целиком...

Das Man: Конечно! Это, естественно, была проекция, тут и к попу не ходи.

Философ: Я не это хотел сказать. Тезис о том, что все есть проекция нашего сознания хорош, но я не об этом. Если бы Бог явился целиком, то и ты полностью преобразился бы. Так, как это случалось со многими мистиками и святыми. Но то, что Он говорил тебе - очень важно. Я могу истолковать Его слова в новом для тебя ракурсе, проясняющим очень многое.

Мистик: Поясни. Мне это очень важно, так как несколько лет назад мне тоже явилось нечто и, кстати, после этого моя жизнь и мои ценности поменялись капитально.

Философ: Тогда Он, видимо, явился тебе в полноте означаемых лексикода пятого уровня, если выражаться жаргонным языком. Вчера же – в полноте означаемых лексикода четвертого уровня. Предельный для человека и исчерпывающий уровень Его проявленности, - тот что являлся святым, - это вся полнота означаемых лексикода шестого уровня. Там происходит полное преображение человека. Об этом, собственно, Он тебе в твоем видении и говорил, но нам понадобится понятийный аппарат семиотики - в частности, понятия кода и лексикодов, чтобы то, что Он говорил прояснилось окончательно. Конечно, это все равно только модель, но очень удобная...

Мистик: Я в семиотике не очень силен, поэтому про лексикоды не слышал.

Философ: Собственно, ничего совсем нового я не скажу, только структурирую все это по иному. Напомню о том, что еще Будде приписывается высказывание, что у каждого из нас ежесекундно проносится не менее миллиона мыслей. Только девяносто девять и девять десятых, а то и еще больше из них не осознается нами. Все остальные мысли - в бессознательном.

Мистик (недоуменно): Именно мысли?

Философ: Да именно мысли. Выраженные языком, каждому слову которого соответствуют означаемые в виде той или иной совокупности картинок, звуков и ощущений. Удивительная интуиция Жака Лакана в середине двадцатого века позволила ему сделать следующее высказывание: «Бессознательное структурировано как язык».

Das Man: Будда и Лакан - единомышленники; извиняюсь за каламбур.

Мистик: Все-таки, ближе к лексикодам...

Философ: Семиотика - это, можно сказать, некий способ рассмотрения всего, чего угодно, как сконструированного и функционирующего подобно языку. В этом «подобно» заключена вся суть метода. Все может быть описано как язык. Следовательно, семиотика - это перенос метафоры языка на любые, в том числе и неязыковые явления. Одним из принципов, на которых основывается семиотика, является расширение значения лингвистических терминов. Таким образом, метод семиотики - это рассмотрение чего угодно как метафоры языка или, говоря иначе, метафорическое описание чего угодно в качестве языка.

Мистик: Этот тезис я знаю. Но не кажется ли тебе, что все устремления таких философов-постмодернистов, развивавших семиотику, как Барт и Деррида, направленные на выявление и разрушение отношений власти, скрытых в языке, привели, в конечном итоге, к созданию очень сильных и на деле агрессивных идеологий? За что боролись, на то и напоролись. И это было неизбежно, поскольку семиотика сама является идеологией, навязывающей довольно узкое и исключительное мировоззрение своим адептам.

Философ: Хм... Об этом можно было бы поспорить.

Мистик: Не сейчас - мы отвлеклись. Ты обещал рассказать про лексикоды...

Философ: Хорошо. Вся эта басня началась еще с Хайдеггера, который утверждал, что Бытие говорит через нас посредством языка; не мы говорим на языке, но нас проговаривает язык. Это подхватил и Витгенштейн, и Лакан, и постмодернисты. К Хайдеггеру я еще вернусь. А сейчас напомню банальное определение, которое ты знаешь: у нас имеется некая связь означающего, то есть, некого звукоряда или написанного слова, с означаемым - тем комплексом смыслов - картинок, звуков и ощущений, которые появляются, когда мы слышим или читаем означающее. Например, означающему «яблоко» соответствует означаемое: образ этого фрукта, большого или маленького, красного или зеленого, кислого или сладкого. Так вот: означающее и означаемое связываются такой штукой, как код. При этом код - это простейший клей, связующий означающее с теми или иными означаемыми.

Мистик: Что значит простейший?

Философ: Это значит, что речь идет об однозначных сообщениях. Если мы говорим о фруктах, то яблоко и означает не что иное, как фрукт. Но, если мы будем говорить, например о «яблоке раздора», то тут мы имеем уже два порядка означаемых, которые связаны с означающим кодом и лексикодом. Лексикод - это код второго порядка.

Das Man: А яблоко с дерева познания добра и зла?

Философ: Ты забегаешь сильно вперед. Это библейское яблоко мы можем осознавать и через код, что дает нам примитивное толкование, и через лексикод первого порядка, но, в принципе, это самое библейское яблоко может быть осознано и через лексикоды высших порядков, вплоть, наверное, до шестого.

Мистик: А что за порядки лексикодов? Если сообщение неоднозначно, то тут клеем, связывающим означающее с означаемым, будет лексикод. Какие еще порядки нужны?

Философ: А вот какие: дело в том, что степень неоднозначности может быть разной. Например, какой-нибудь анекдот про Холмса и Ватсона, который сам по себе - неоднозначное сообщение, - будет по-разному понят человеком, который смотрел фильм с Ливановым и Соломиным, и тем, кто не смотрел. Особый смак анекдота будет доступен будет только тому, кто фильм смотрел. То есть, для того, кто смотрел фильм, означаемые будут связаны со всеми лексикодами и кодами, на которых держится и сюжет фильма, и игра актеров, и еще многие факторы. Здесь мы имеем лексикод второго порядка. Сюда же относится переживание поэзии и метафор. На этом уровне появляются уже не только образы, но и сложные комплексы телесных ощущений. Совокупность переживаний, которые вызываются символической поэзией и разного рода эзотерическими текстами базируются уже на лексикодах третьего порядка. Здесь я опять вспомню Хайдеггера, который на склоне лет ударился в эзотерику и стал изучать таких эзотерических поэтов как Гильдерин, Тракль, Рильке и Рембо.

Das Man: А разве не столь изощренную поэзию нельзя воспринимать на уровне третьего лексикода?

Философ: Вот! Можно! И не только поэзию! Тут мы имеем парадокс: с одной стороны существуют тексты, которые расширяют сознание до третьего лексикода, а с другой стороны, если сознание человека уже расширено до возможности воспринимать третий и дальнейшие лексикоды, то он и кулинарную книгу сможет прочитать, как эзотерический текст или поэму. О лексикодах четвертого, пятого и шестого уровня говорить трудно. Могу лишь отметить, что с каждым новым уровнем лексикода мы имеем все более сложно закрученные означаемые - образы, звуки и ощущения. И - все более абстрактные. Так вот, теперь о Слове. О Боге. Если на первом уровне - уровне кода, Бог представляется старичком, сидящим на облаке, или, в лучшем случае, изображением иконы, то на уровне шестого лексикода - это предельное переживание всей совокупности человеческого опыта, о котором и говорил Бог, явившийся тебе, Мистик, в видении.

Мистик: И икона тоже, как я понимаю, является означающим, которое для одного человека может означать просто рисунок, а для другого - огромный комплекс переживаний. Икона, как знак, как язык?

Философ: Да! И не только икона, но и что угодно. Здесь и проявляется основная посылка семиотики о перенесении метафоры языка на любое явление. Кстати, про икону: если возле иконы ты переживаешь сильные телесные ощущения, какие-то потоки внутри идут, то ты воспринимаешь ее на уровне, как минимум, второго уровня лексикода. Ну, а когда происходят чудесные исцеления, то тут задействуются лексикоды четвертого или пятого порядков... Кстати, о связи гностиков и постмодернистов: на основании вышесказанного, можно отчетливо понять, почему гностики считали, что Христос, казнимый на кресте, - лишь тень Логоса, который проносится через Эоны к Плероме. Логос во всей полноте означаемых шестого уровня лексикодов никак не убить!

(Мистик поднимается с кресла, ходит по комнате. Он озадачен.)

Философ: Что ты загрустил?

Мистик: Помнишь, у Пушкина – «Музыку я разъял, как труп, поверил я алгеброй гармонию»?.. Присутствуют в твоих словах разъятие и анализ, но не синтез. Мне кажется, что семиотика делает жизнь более понятной, а, следовательно, более предсказуемой и комфортабельной. Она служит эффективной психологической защитой - защитой против реальности. Реальность в своей наготе слишком ошеломляюща и слишком опасна для наших ограниченных «я» и наших лелеемых фиксированных идей. С ней гораздо легче иметь дело, если предварительно свести ее к знакам...

Философ: Поверь, что все, о чем я говорил - плод не анализа, но интуиции. И, кстати, то, что касается четвертого, пятого и шестого уровней лексикодов я пока представляю довольно-таки туманно...

Das Man: А почему уровней лексикодов именно шесть?

Философ: Пока это интуитивная догадка. Код и шесть уровней лексикодов. Всего – семь уровней... Возможно, в дальнейшем все это прояснится...

Мистик: И все-таки, еще Рене Генон предупреждал, что Апокалипсис наступит тогда, когда и мир, и Бога оцифруют, так что ты, вкупе с остальными постмодернистами, приближаешь конец света... Не кажется ли тебе, что ты потерял страх Божий?.. Мне симпатична твоя устремленность к познанию. Только такой подход кажется чересчур механистичным. И для меня лично в этом вопросе остается мно-ого непонятного.

Философ: То, что я делаю, можно назвать десакрализацией сакрального. Это действительно опасная процедура, которая может привести неокрепшую психику к безумию. Церковь, например, этого бы не только не одобрила, но и пожалуй анафеме предала. Церковь ведь боится, что люди станут свободными и, следовательно, неуправляемыми, выйдут из слепого подчинения. Я же скажу, что самое-то сакральное так и остается тайной, причем еще большей по мере того, как мы к ней придвинулись вплотную.

Das Man: Что ты имеешь в виду?

Философ: Я имею в виду, что после того, как Бог, как Слово, как творение человека, стал хоть как-то понятен через семиотические модели, мы приблизились к тому, что в принципе непознаваемо. Я неверно сказал сейчас, что Бог - творение человека. Нет, человек проявляет Бога из Того, что непроявлено и представляет Собою абсолютную тайну. И в сегодняшнем нашем разговоре мы проявили из этой тайны еще один кусочек, присвоив Богу еще один аспект означаемых.

Мистик: И все же меня беспокоит, что сделано это было путем операций анализа, хоть и интуитивного. Синтеза здесь нет.

Философ: Я согласен с тобой, Мистик. Теперь необходим синтез. Но как к нему прийти – этого я пока не знаю...

Действие третье.

Те же и Бог. Бог, на этот раз, является каждому по-своему. Философ созерцает Его, как означаемое уровня третьего – иногда – четвертого лексикода. Для Мистика комната и все присутствующие исчезают, - грохочет буря, из которой слышен голос Бога. Das Man вообще ничего не замечает. Он удивленно смотрит на застывших Мистика и Философа, отхлебывает пива и включает телевизор. Там – ток-шоу – Писатель отвечает на вопрос Журналиста. Слова Писателя совпадают с тем, что слышат от Бога Философ и Мистик. Только Писатель говорит о Боге в третьем лице, а Философ и Мистик слышат голос от Первого Лица.

Бог: Если вы хотите синтеза, то вспомните Евангелие от Иоанна. Там в качестве метафоры личности выступает овца. Овца – живое существо, которое со всех сторон подстерегают опасности, потому оно и является предметом Моего попечения. Могущественный маг, гениальный философ, озаренный мистик – все они заслуживают своих высоких характеристик, но этим они не поразят Меня. В Моих глазах они – овцы, которые Мне дороги. Я хочу, чтобы они никогда не заблуждались, и чтобы их жизни влились в жизнь вечную...

Немая сцена – минуты две. Затем Das Man уходит на кухню за новой бутылкой пива. Философ что-то записывает в блокнот. Мистик шепчет молитву. Жизнь идет своим ходом. Занавеса в пьесе нет. Зритель (Читатель) просто продолжает свои дела...

 

 


Персональный сайт Владислава Лебедько: http://www.lebedko.su/ 
магические театры, психология, психотерапия, культурология, литература... 
 
Категория: Недавние статьи
Просмотров: 6104